НЕСТЕРОВ МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ

31 мая 1862 — 18 октября 1942

 

Нестеров в молодостиРодился в Уфе в купеческой семье.


Получил высшее художественное образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1877-1881 и 1884-1886), где его наставниками были В.Г.Перов, А.К.Саврасов, И.М.Прянишников, а также в Академии художеств (1881-1884), где учился у П.П.Чистякова. Жил преимущественно в Москве, а самые продуктивные годы (1890-1910) провел в  Киеве. Не раз бывал в Западной Европе, в том числе во Франции и Италии, много работал в Подмосковье (Абрамцево, Троице-Сергиева лавра и их окрестности). Был членом "Товарищества передвижников".

 

Если ранние его исторические картины еще по-передвижнически сюжетно-бытописательны, то позднее, как бы идя вослед В.М.Васнецову, он усиливает в своих образах фольклорные черты ("За приворотным зельем", 1888), атмосферу религиозной легенды ("Пустынник", 1888-1889). Под воздействием живописи французского символизма (П.Пюви де Шаванн и в особенности Ж.Бастьен-Лепаж) Нестеров подчеркивает идиллически-задушевное единство своих героев и окружающей природы. Таково знаменитое "Видение отроку Варфоломею" (будущему Сергию Радонежскому; 1889-1890), написанное близ Абрамцево, - картина, где чувством чудесного проникнуты в равной мере и фигуры, и типически-среднерусский пейзаж. С этих лет художник активно работает и в сфере религиозного монументально-декоративного творчества: росписи Владимирского собора в Киеве (1890-1895), где Нестеров выступил прямым продолжателем Васнецова; мозаики и иконы церкви Спаса на крови в Петербурге (1894-1897), росписи храма Александра Невского в Абастумани (1902-1904), Покровского храма Марфо-Мариинской обители в Москве (1908-1911). Здесь закрепляется традиция "церковного модерна", наполняющего канонические церковные сюжеты глубоким лиризмом.



В конце 1890 гг Нестеров приступил к росписи Владимирского собора в Киеве и работал там, почти без перерыва, вплоть до 1894 года.

 


Ему было всего 23 года, когда он появился в храме. Это был самый молодой художник среди «соборян».

 

Нестеров настолько увлекся дочерью Эмилии Праховой - Еленой, что даже списал с ее лица образ святой Варвары, пленительно склонившей голову в ожидании удара меча.


Нестеров был другом семьи Васнецовых, хорошо знал детей художника. Он написал как — то, что «Миша, его любимец, встречается в картинах Виктора Михайловича во всех серафимах и херувимах». Черты Миши, будущего священника, ясно читаются и в лике Богомладенца Христа.


Художнику принадлежат четыре иконостаса нижних и верхних пределов (всего 16 фигур), два запрестольных стенных образа, а также «Богоявление» в крестильне. Если Васнецов изобразил веру активную, святую силу, то Нестерову удалось с удивительной правдивостью передать веру кроткую, пассивную, бессознательную, подобную теплящейся лампадке. Эти слова принадлежат писателю Владимиру Дедлову, наблюдавшему за трудом художников, расписывавших собор, на протяжении 10 лет.



Нелегко дались эти четыре года росписи Владимирского собора Нестерову.


Нестеров вспоминал: «Надолго остался у меня памятным первый день посещения собора, сыгравшего в моей жизни крупную роль, повернувшего жизнь по-своему, на новый лад, надолго изменивший мое художественное лицо как автора «Пустынника» и «Отрока Варфоломея»...» Речь о влиянии, оказанном на него Виктором Васнецовым, чей художественный гений с такой мощью был проявлен им во Владимирском соборе. К моменту приезда Нестерова росписи велись уже пять лет. Первоначально Нестеров работал по эскизам Васнецова. Вскоре ему предложили сделать эскизы к некоторым сюжетам, которые и были утверждены специальной комиссией. Кисти Нестерова принадлежат иконы в иконостасах – святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, святой великомученицы Варвары, на хорах – фрески «Рождество» и «Воскресение» (эскиз «Воскресения» М.А. Врубеля был отклонён), в крестильне – «Богоявление», в центральном пределе – на столпах - святых страстотерпецев Бориса и Глеба


«Художник был поставлен в необычные для него условия: он должен был писать святых с широко раскрытыми глазами на грандиозных площадях церковных стен, к которым он не привык. Пышный русско-византийский стиль его сбивал столку. И несмотря на это, там, в этом пышно-великолепном соборе, нашлись скромные и уединённые уголки, где приютились смиренные и грустные создания Нестерова: на маленьких боковых иконостасах нижнего и верхнего этажей есть миниатюрное Благовещенье, иконы святой Варвары, Бориса и Глеба, где теплится это глубоко сладостное святое чувство самоуничижения. Мать, рождающая младенца на неслыханные страдания, мать, сердце которой пронзено мечом печали и согрета светлой радостью рождения, - она полна у Нестерова неземного очарования.… И мученики, отдающие плоть на растерзание, радостно вкушающие красоту боли и мучения, раскрывающие объятия смерти в провидении и вечной близости к Богу, - это образы незабываемые».



Так отзывается об этой дебютной работе Нестерова – иконописца Мстислав
Формаковский.



Отдавая дань Нестерову, современники относились к нему критически, ставя его талант ниже Васнецова. Известный журналист и художественный критик В. Дедлов в своей книге «Художественные творцы Владимирского собора» отмечал схожесть и повторяемость образов, некоторую схематичность и идилличность живописи. Можно заметить многократное повторение найденной в «Видении отроку Варфоломею» схемы и характера живописи.



Тем не менее, этой росписи Владимирского собора было довольно, чтобы имя Нестерова прогремело в Российской империи и обеспечило ему пожизненный фронт работ.



С этого времени Нестеров, едва кончая роспись одного храма, принимался уже за работу для другого. В 1898 году по инициативе наследника Георгия, Нестеров приглашается на Аббастуманские горы для росписи дворцовой, во имя
Александра Невского, церкви. В течение 5-6 лет Нестеров исполнил лично 50композиций на стенах и иконостасе. К сентябрю 1904 г. все работы были закончены, а эскизы главнейших произведений приобретены в Музей Александра
III.

 


После революции художник находился в растерянности перед шквалом событий, унесших привычный жизненный уклад. Вплоть до 1922 г. он не создал сколько-нибудь значительных произведений. Не желая участвовать в реализации ленинского плана монументальной пропаганды, Нестеров уехал из Москвы, и его мастерская оказалась разгромленной. Для художника наступили годы кризиса. На его автопортрете изображен уставший измученный человек.портрет Нестерова



Но реалистические основы его творчества, чувство глубокой связанности с родной землёй и с народом помогли ему.

Написанные в 30-х – 40-х гг. портреты художников – братьев П.Д. и А.Д.Кориных (1930г.), академика А.Н. Северцова (1934 г.), скульптура И.Д. Шадра (1934 г.), академика И.П. Павлова (1935 г.), автопортрет, портрет скульптора В.И. Мухиной ( 1940 г.) с полным правом можно отнести к числу шедевров мирового значения. Все они находятся в Государственной Третьяковской галерее.



Выдающимся произведением Нестерова является портрет И.П. Павлова ( 1935г., Сталинская премия – 1941 г.). Художник изобразил великого русского учёного в момент высокого духовного подъёма. Внутренняя собранность и характерный волевой жест, подчеркивают силу мысли и величайшую убеждённость ученого. В умении найти то состояние, движение, позу, которые с наибольшей глубиной раскрывают характер и внутренний мир человека, и передать это с помощью выразительных средств, сказалось высокое мастерство Нестерова –портретиста.

 

 

Скончался М.В. Нестеров 18 октября 1942 года, похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище (2 уч.).

 

 

 

 

 

Работы художника:
Святой Кирилл
Святой Мефодий
Святая Варвара
Богоявление
Святой Борис
Святой Глеб
Святой Борис
Богородица кисти Нестерова
Иисус Христос
Святой Глеб
Василий Великий
Богородица
Иисус Вседержитель кисти Нестерова
Святая Ольга кисти Нестерова
Видение отроку Варфоломею